Некоторые горячие оппозиционные головы

Некоторые горячие оппозиционные головы называют сегодня Петра Симоненко предателем, ссылаясь на поддержку им очередного «Баночного» проекта. Категорически не могу согласиться. Кого и в чем предал Петр Николаевич? Ведь он как был, так и остается верным марксистско-ленинской теории, а то, что в такой ответственный момент он переметнулся на сторону Администрации Президента — так это просто творческое использование ленинских достижений в области тактики политической борьбы. Для Ленина же «бросить» сообщника в самый ответственный момент было делом чести.Ведь все эти политические «попутчики» — классовые враги, поскольку относится к крупной, средней или мелкой буржуазии, даже если они могут похвастаться стопроцентным рабоче-крестьянским происхождением. Они просто заразились мелкобуржуазной психологией. В отличие от верных ленинцев.

Кто не изучал работы Ленина, а просто их читал, не мог не заметить, что Ильич с царизмом никогда не боролся. Ему не к царю — он преимущественно скубеться со своими соратниками по оппозиции (ну один к одному так же, как сейчас Витренко). То почему Петр Николаевич должен отступать от практики ленинизма? Согласитесь, с точки зрения марксиста и Кучма, и Ющенко, а тем более — Тимошенко, являются представителями различных групп той самой буржуазии, иначе говоря, классового врага. А Ильич учил использовать противоречия между врагами. Вот коммунисты и используют... как умеют.

Тут є, звичайно, нюанси. Нормальні прихильники лівих течій, не поділяючи ідей ліберально-економічних, вибираючи між Ющенком і Кучмою, безперечно, віддадуть перевагу першому. Хоча б тому, що це порядна людина. От тут справжній ленінець і побачить прояв дрібнобуржуазної психології.

Так, комуністи називають нинішній режим злочинним, але який зміст вони вкладають у це визначення? Для цього треба згадати, що перші більшовики називали професіональних кримінальників «соціально близькими» — на відміну від лікарів, приват-доцентів і присяжних повірених. От і нинішній злочинний український режим має бути набагато ближчим до серця всякого справжнього комуніста. Тому мова могла йти лише про слушну нагоду, яка й трапилася разом з появою нового проекту Банкової в серпні. Тут у мене претензій до Симоненка — жодних.Скоріше, претензії можуть бути до лідерів опозиції, що виявилися геть непідготовленими до такого абсолютно закономірного тактичного ходу «партнера».

Но есть в чем упрекнуть и Петру Николаевичу. Если бы он откровенно заявил: «Да, партия поняла наконец, что власть в этой стране легальным путем нам не захватить (а хочется), поэтому мы берем курс на создание в стране ситуации бардака (марксисты еще называют бардак «революционной ситуацией»). Для этого надо на некоторое время законсервировать ныне действующий режим, а если сам режим инициирует такую «конституционную» реформу, бардак только расширяет и углубляет, то мы просто должны поддерживать подобные инициативы» — у меня бы никаких претензий к нему не возникло.Однако здесь он, как говорят на родине первой в мире социалистической революции, «дал маху».

Наши совершенно независимые телеканалы после «августовских договоренностей» совершенно случайно, но как-то в унисон начали показывать Симоненко на своих экранах. Причем цитируются одни и те же аргументы в поддержку нового законопроекта, согласно которому Президента должна избирать Верховная Рада. Настолько часто, что я, может, не дословно, но довольно близко к тексту могу их повторить. «Почему, — энергично допрашивал первый секретарь ЦК КПУ тележурналистов, — Германия избирает своего президента в парламенте, и ни у кого не возникает возражений? Почему Италия выбирает?... (пауза)... Словакия...»

Признаюсь, я не сразу обратил внимание на этот перечень стран, но слишком уж часто в течение нескольких дней подряд повторялся этот телесюжет, чтобы о нем забыть. Как обычно забываешь множество других политических декламаций. Но после пятого или после шестого повторения адаптирован мозг таки включился — и я едва не свалился со стула. Интересно, а сам главный украинский коммунист понял, что он сказал?

Не надо хорошо изучать историю — достаточно просто вырасти в послевоенной Стране Советов, чтобы в сознании запечатлелась эта связка: нацистская Германия и фашистская Италия. Обе во Второй мировой войне воевали против СССР (в том числе на его территории), обе проиграли, а потому условия дальнейшего существования, в том числе политический строй, им продиктовали победители. Те самые англо-американские империалисты, с которыми Петр Симоненко упорно борется и до сих пор.Ирония истории заключается в данном случае в том, что именно оккупационные силы «империалистов» спасли ФРГ от социальных потрясений на начальном этапе реформ Людвига Эрхарда: против танков победителей побежденному народу трудно найти контраргументы...

В Италии, которая официально вышла из войны еще в 1943-м, оккупационный режим не был строгим. Не потому ли в этой классически парламентской республике за пятьдесят послевоенных лет сменилось пять десятков правительств и практически не прекращается перманентная избирательная кампания? И успехи в борьбе с мафией как-то не выглядят убедительными, а некоторые на богатом Севере страны вполне серьезно агитирует за отделение от постоянно жебраючого нищего Юга.

Что же касается Словакии (кстати, как на смех, Симоненко назвал еще одного противника Советского Союза во Второй мировой войне), то брать за пример страну, которая сама взяла себе за образец чужой опыт и еще не может похвастаться ощутимым прогрессом — не совсем корректно. В конце концов, так уже давно там кипели страсти вокруг скандального премьера Владимира Мечиара. Гарантий, что они не закипят снова, никто не дает.

Итак, если коротко подытожить все сказанное, предлагаемые изменения в Конституцию надежно ведут Украину к бардаку — поскольку, слава Богу, оккупационных войск на нашей территории пока нет (если не считать таковыми базы Черноморского флота России). Петр Николаевич мог бы вспомнить еще одного Президента, избранного не всенародно, а голосами депутатов — Михаила Сергеевича Горбачева. Пример более чем красноречивый: у человека и законодательная, и партийная власть были в руках, а страна развалилась. Оснований считать, что Украина после предложенных экспериментов поведет себя как-то иначе, нет никаких.Коммунистическую партию Украины такой сценарий, очевидно, устраивает. А остальных украинцев?

Copyright © . All Rights Reserved